(495) 740-66-30, 708-90-85 Подобрать ВУЗ и специальность Поступление в ВУЗ Главная


ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ. (Вернуться на обычную версию страницы >>)
В Греции есть все! И педагоги, и жулики

      Сей печальный опыт доказал: решать проблему образования путем подготовки кадров за рубежом бесполезно. Высшую школу необходимо было создавать именно в России, с помощью отечественных учителей, помогать которым следовало призвать братьев по вере - греков и выходцев из Юго-Западной России.

       Но увы: на протяжении полувека такие попытки заканчивались неудачей. Например, в 1632 году в Москву прибыл посланец Александрийского патриарха Иосиф. По просьбе царя и Патриарха Московского Филарета он согласился остаться здесь дабы основать высшую школу, но вскоре, к несчастью, умер. Другой греческий ученый, Арсений, пытавшийся в 1649 году набрать учеников в латино-греческую школу, был арестован и сослан в Соловецкий монастырь. Затем в Москву с этими же целями приезжал архимандрит Венедикт, но выбор его в качестве учителя, как гласит история, оказался "с нравственной точки зрения неудачным". Венедикту "дали милостыню и совет не называть более себя учителем, с чем и отправили на родину."

       В 50-60-е годы семнадцатого столетия зарубежные учителя приезжали в первопрестольную нескончаемой вереницей. И всем не везло: одних подводило здоровье, у других обнаруживались нелады с законом, третьи попросту мало подходили на роль преподавателей.

       Тем не менее, школы (пока - средние, но уже - не начальные) стали появляться. В 60-х возникла школа иеромонаха Симеона Полоцкого в Заиконоспасском монастыре, а в 1681 - Типографская школа иеромонаха Досифея.

       А в 1682 году (точная дата историками не установлена) царь Федор Алексеевич утвердил "Академическую привилегию" - программу создания высшего учебного заведения. Там не было дат и сроков, но было описание того, чему должны учить в еще не созданной, так сказать, гипотетической академии.

       Так вот, в ней должны были изучаться предметы "наченше от грамматики, риторики и пиитики, диалектики, философии разумительной, естественной (т.е. физики) и нравной (т.е. морали), даже до богословия, учащей вещей Божественных и совести очищения", а также "учение правосудия духовного и мирского" и языки, среди которых были названы славянский, греческий, польский и латинский. Обратите внимание: доля светских предметов, мягко говоря, не уступает доле предметов церковных.